Кризис отношений: рождение ребенка, perestrojka...

Уголева Екатерина Юрьевна
семейный терапевт, заведующая кафедрой семейной системной терапии Института практической психологии «Иматон»

Думаю, нет смысла говорить о важности этого периода. В отличии от большинства других, многие трудности и радости этого этапа очевидны. Его грандиозность вполне ощутима и даже предсказуема многими молодыми (и не очень) супружескими парами. Большое количество книг и журналов говорят о периоде ожидания ребенка, его рождении и младенчестве. В силу всего вышесказанного, на мой взгляд, не стоит останавливаться на хорошо известных и часто обсуждаемых моментах. Давайте попробуем разглядеть «подводную часть» вопроса.

В каждой семье рождение ребенка переживается по-своему, поэтому говорить об универсальных закономерностях довольно сложно. Однако, они есть.

 

Во-первых, то, как будут переживаться радости и трудности этого периода, во многом зависит от качества проживания предыдущих этапов супружеской жизни (см...), то есть, от того - насколько супруги ответили на вопросы и разрешили проблемы, поставленные каждым из этих периодов.

Очень важно, например, то, насколько супруги смогли приблизиться друг к другу в самом начале их отношений, в то время, когда отношения только-только начинали выстраиваться, их ткань только создавалась прямо на глазах у обоих - в так называемом «периоде влюбленности и ухаживания». Серьезность вопросов, встающих на этом этапе, очень часто недооценивается. И тем не менее - действительно очень важно то, какие испытания и как прошли тогда еще будущие супруги, научились ли веселиться вместе, глубоко погружаться друг в друга, развлекаться, насколько далеко решались отдаляться друг от друга, как прочувствовали разлуку, свободу и боль в отношениях, какие результаты всевозможных экспериментов получили... Интуитивно и искренне в это время влюбленными закладывается еще только будущий фундамент отношений, их философия, то, на что можно будет опираться потом.

У супругов, которые этот период прожили глубоко и полно (здесь не принципиально, сколько именно времени он длился), вероятность того, что последующие периоды (1-й год супружеской жизни, рождение ребенка и др.) будут счастливыми и преодолимыми, на мой взгляд, выше, чем у тех, кто «наспех», преждевременно, под влиянием давления извне или изнутри и других обстоятельств, взял на себя немало обязательств.

 

Пример из практики.

Когда-то давно ко мне на прием пришла довольно молодая интересная женщина со своей семьей. Внешне у них все было хорошо: у обоих супругов любимая работа, дом, двое детей и немало энергии. Проблема была в одном: сын!!! По словам матери, он «будто бы специально мешал ей жить»: как только они с мужем собирались куда-то, 10-летний Миша устраивал что-нибудь эдакое, что срывало их с мужем планы, ну, например, начинал изводить маленькую четырехлетнюю сестренку или же ломал игрушки, рвал школьные тетрадки или - еще того хуже!- наедался льда из морозильника и заболевал. Мамаша сетовала: «Ну за что мне это НАКАЗАНИЕ? Как только у меня появляется возможность заняться собой или провести время вместе с мужем, он устраивает ТАКОЕ!». В результате разговоров со всеми членами их семьи выяснилось, что мальчик действительно действовал весьма оригинальным образом в отношении сестренки и родителей ( в школе он слыл вполне успешным, нормальным учеником). Более того, во многих отношениях он оказался не по возрасту взрослым и ответственным мальчишкой, который в то же время поделился со мной своими мечтами «взорвать всю эту планету, на которой ничего хорошего-то и нет (или почти нет)». Что же происходило в их семье такого, что побуждало сына действовать так?

От супругов стало известно, что им «пришлось пожениться» на заре их отношений, когда они оба учились в ВУЗах и только начали встречаться. Мама красноречиво пояснила: «я ведь совсем не натанцевалась!!!». Отец лаконично подтвердил это обстоятельство. В общем, по причине беременности сыном, им пришлось оставить «все эти студенческие радости» и начать «серьезную взрослую жизнь». Надо сказать, что на момент обращения за психологической помощью возникшее более 10 лет назад ощущение несправедливо взваленного на плечи бремени у супругов оставалось ярким и актуальным... Таким образом, старший сын с самого рождения и по сей день воспринимался ими как ПОМЕХА, чему изо всех сил и старался соответствовать. Интересно, что отношение к дочке, родившейся через 6 лет, было совсем другим: она была их «девочкой-подарком».

Хочу прокомментировать один момент: у родителей в этой семье образовалась «задержка развития их отношений» именно в тот самый, ранний период, когда только формировались их основы. Ее, эту задержку, важно было восполнить и преодолеть для того, чтобы сын перестал быть для них символом их несвободы и слишком раннего взросления.

Во-вторых, рождение ребенка, в особенности, первого требует действительно серьезной перестройки отношений, и даже те супружеские пары, которые намеренно и долго желали завести ребенка, часто сталкиваются с неустранимостью факта несвободы и необходимостью перестроить большую часть свои привычек, предпочтений, взаимодействий, заведенных порядков и пр.. Они теперь ДОЛЖНЫ!!!

Часто именно неготовность к такого рода ответственности перед совершенно зависимым существом и друг перед другом создает у женщин и мужчин ощущение тупика, несвободы, потери (растворении) себя в ребенке, непрерывных заботах о нем и в совершенно не привычных делах, а также желание вырваться из всего этого.

Многие мужчины и не так уж мало женщин стремятся избавиться от этого ощущения, уйдя в работу или даже из семьи. Одна из главных опасностей этого периода заключается в приписывании супругами друг другу ответственности за их трудности, например: «это ты виновата в том, что я не могу, как прежде, проводить время ТАК, КАК Я ЭТОГО ХОЧУ! - ты делаешь меня зависимым и подневольным, я становлюсь подкаблучником!» или «это из-за тебя я не сплю ночи - другие мужья помогают, а ты! Я давно не чувствую себя женщиной!..!» и пр.. Чем дальше в лес, тем больше дров: подобные поиски «козла отпущения» приводят к взаимному охлаждению, отстранению, обидам, избеганию друг друга, супруги перестают заниматься любовью, дом становится местом выполнения тяжелых обязанностей, а не «надежным тылом». Порой недостаток тепла, заботы и принятия жена старается получить от ребенка, а муж - от работы, алкоголя, отношений с друзьями, другой женщиной или еще как-то, как-то, как-то...

В тех парах, где он и она понимают неизбежность трудностей, супруги приходят на помощь друг к другу, что сближает и сплачивает: ведь рядом с ними ИХ РЕБЕНОК, и непонятно, на кого он похож больше, в нем так причудливо перемешались черты и маленькие черточки их обоих! Супруги, вместе преодолевая объективные трудности, становятся ближе, опытнее, сильнее, обретают новые смыслы и стимулы, могут получать удовольствие от своих новых ролей и даже от преодоления трудностей.

 

В-третьих, в этот период в жизнь супружеской пары и их ребенка нередко вклинивается третье (или даже четвертое) поколение - БАБУШКИ! И происходит это далеко не только из-за объективных трудностей супругов и необходимости помощи. Бабушки как бы получают легальную возможность вмешаться в жизнь дочки или сына и «навести там порядок». Нередко с трудом выстраиваемая супругами граница их семьи, дома оказывается размываемой бабушками вместе с их дедушками, и в этом смысле данный период тоже может стать нелегким испытанием для молодой семьи.

 

Пример из практики.

На приеме - трехпоколенная семья из шести человек: мама и папа, находящиеся в разводе уже около двух лет, двое детей - мальчики четырех и семи лет, а также бабушка и дедушка - пенсионеры, переехавшие из другого города три года назад «чтобы помочь молодым с детьми». Причина обращения за помощью - страхи у младшего мальчика (в частности, он боится оставаться один в комнате даже несколько минут) и энурез у старшего. По мере нашего знакомства выясняется, что дети живут формально с мамой, однако, на самом деле общаются больше с бабушкой и дедушкой, которые фактически поселились у них дома, несмотря на наличие собственной квартиры. Выглядело это примерно так: бабушка (бывший педагог и экс-заведующая детским садом) считала своим долгом приходить к ним каждое утро, проводить целый день с младшим ребенком (по ее мнению, он был не готов к садику из-за наличия страхов), поджидая прихода старшего из школы (его привозила мама, несмотря на свою занятость на работе) и заниматься с ними по полной программе всем, что она знала и умела из своей обширной педагогической практики: приготовлением уроков, подготовкой к школе, дидактическими играми, уборкой, «дисциплиной» и проч.. Затем на ее посту бабушку сменял дедушка (ученый-физик на пенсии, любивший к тому же «заложить за воротник») и последовательно разрушал все то, что долго и упорно создавала до этого его супруга. Он играл с детьми в дикие игры (например, в «джунгли» и «циклопов»), бегал с ними по квартире, с бешеными криками разбрасывая все вокруг в разные стороны. Периодически дед делал перерыв и прикладывался к содержимому дочкиного бара, где всегда хранилось что-нибудь вкусненькое. Поздно вечером с работы приезжала смертельно уставшая мама, и сюжет развивался дальше в направлении весьма проблематичного укладывания детей спать. Ночью матери нередко приходилось брать к себе обоих сыновей по причине наличия вышеописанных симптомов. К тому же один раз в две недели дети уезжали на выходные к другим дедушке и бабушке, родителям отца, где выслушивали много «интересного» о своих родителях. С отцом же дети виделись нечасто (поэтому он настаивал на жесткой необходимости их приездов к своим родителям).

Общение с этой семьей поначалу напоминало какофонию или «страну глухих»: никто, за исключением детей, казалось бы, не слышал друг друга и не желал никого слушать. Постепенно стало проясняться, что бабушка, выйдя на пенсию и неожиданным образом лишившись работы, столкнулась с серьезными трудностями общения с собственным мужем, которого избегала довольно давно - практически с момента рождения у них дочери («благо», у него тоже было чем заняться - работа, друзья, выпивка). Будучи дамой энергичной и еще совсем не старой, она стала искать сферу приложения сил и - таки нашла! Дочь к тому времени находилась в бедственном положении, ее нужно было «спасать от изверга-мужа», проблем с ребенком и прочими трудностями. Таким образом, было решено: бабушка и дед переезжают в город, где жила их дочь с внуками! По словам самой дочери, ей в тот момент действительно было не сладко, да и родителям хотелось помочь: что же это они совсем одни, немолодые уже, на пенсии, к тому же отец выпивает...

Как выясняется, намерения-то у всех действительно благие, однако, мы знаем к чему нередко они приводят в такой ситуации. Самым поразительным было то, что на все мои вопросы, обращенные к внимательно слушающим и вполне отвечающим за себя детям, бабушка пыталась отвечать САМА. Суть ее ответов была такова: ОНИ САМИ НЕ СМОГУТ, ОНИ ЕЩЕ МАЛЕНЬКИЕ, НЕСПОСОБНЫЕ, К ТОМУ ЖЕ ТРУСЛИВЫЕ И БЕЗОТВЕТСТВЕННЫЕ ДЕТИ (в чем, кстати, старшее поколение было удивительно единодушно, дед время от времени пытался объяснять мне «на ушко», что не надо-мол деток ни о чем спрашивать, они же еще ничего не понимают, дурачки...). Это явно шло вразрез с тем, что я видела своими глазами и слышала своими ушами: дети, пожалуй, проявляли наибольшую сосредоточенность, внимательность и ответственность в нашем разговоре. Бабушко-дедушкины напутствия напоминали скорее внушение, попытки программирования, не поддаться которому даже взрослому было не просто, а уж детям - тем более.

В этой ситуации, как и во многих других, проблемы или симптомы детей были ВЫГОДНЫ взрослым этой семьи: бабушке «неспособность» внуков давала возможность чувствовать себя «при деле», нужной и полной сил бабушкой-спасительницей, а также продолжать избегать сложных отношений с супругом; дед, таким образом получал возможность существовать в своем «отдельном мире», на безопасной дистанции с супругой, и в то же время тихонько подрывать ее авторитет; их дочь могла заниматься собственным делом и не обострять и без того не простые отношения с родителями, в то же время проявляя заботу о своих детях и родителях, то есть быть «хорошей дочерью и мамой» (кому из нас это не важно?); ее бывший муж также имел немало дивидендов от этой ситуации. Безусловно, речь идет о неосознаваемых выгодах, однако, цена таких выгод довольно велика...

Безусловно, бабушки и дедушки могут играть совершенно не заменимую в нелегком деле взращивания детей, роль, но если отношения между поколениями настолько запутаны, что непонятно - кто - кому - кто, а также - кто управляет ситуацией, вреда становится нередко больше, чем пользы.

В-четвертых, мужчина и женщина действительно очень по-разному ПЕРЕЖИВАЮТ этот период, что объясняется как физиологическими, так и психологическими причинами. Женщинам важно понимать, что муж при всем своем желании не сможет заменить ребенку мать, поэтому ожидания того, что он «быстренько успокоит ребеночка», будет чувствовать с ним такую же тесную связь, сообразит, что надо спеть ему песенку, перестроит свою жизнь, как и она - вокруг ребенка, скорее всего, останутся не удовлетворенными. Некоторые женщины даже жалуются на то, что их мужья в этот период умудряются хотеть сексуальных отношений со своими женами не меньше, чем раньше!!! Возмутительно, не правда ли?

Очень важной стороной отношений, на мой взгляд, является эмоциональная, сексуальная и какая только возможно, близость именно в отношениях между мужем и женой. Каким бы важным для вас не было рождение ребенка, игнорирование отношений с мужем (женой) приведет к возникновению проблем в отношениях, в том числе, с тем же ребенком.

 

Несмотря на все сложности этого периода, он, безусловно, является не только прекрасным временем для молодых родителей, но и периодом, максимально плодотворным для последующих этапов семейной жизни. Справляясь со многими совершенно неизбежными трудностями этого периода, мы, вероятно, соберем немало плодов потом. Удачи Вам!